ГЕОИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР

ГЕОДЕЗИЯ КАРТОГРАФИЯ ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВО

максимум информации для ваших решений

ГЛАВНАЯ КОНТАКТЫ

Если верить Мишелю, через 2−3 недели вопрос с Украиной будет решен

Глава Совета Евросоюза Шарль Мишель в интервью испанской газете El Mundo заявил, что ближайшие две-три недели могут стать решающими для конфликта на Украине и для мира в целом. «То, что произойдет в 2023 году, и многое зависит от следующих нескольких недель, вот что определит наше будущее. Мы должны быть с Украиной и оказывать им всю необходимую поддержку. Мы не можем подвести их», — сказал он.

Прежде всего, поддержка должна заключаться в поставках вооружения киевскому режиму. По словам Мишеля, он выступает за немедленную передачу танков украинской армии.

Если бы не слова про «две-три недели», то интервью можно было бы считать самым обычным для европейского политика, работающего «говорящей головой». Но ситуация сегодня вокруг незалежной и впрямь складывается достаточно парадоксальная.
Для начала скажем, что с журналистами El Mundo Шарь Мишель пообщался сразу после обширной поездки по Украине. Выступая в Верховной Раде, еврочиновник огласил несколько важных тезисов.

Во-первых, Запад намерен конфисковать замороженные российские активы. «Украина восстановится. Ущерб должен быть возмещен. Мы заморозили российские активы на сумму более 300 миллиардов евро. Я твердо убежден, что эти активы должны и будут использоваться для восстановления Украины», — заявил Мишель. Эту же мысль о необходимости наплевать на законы и провести «экспроприацию» он подтвердил и в интервью американской Financial Times.

Второй тезис выступления Мишеля в Киеве — поддержка Европы не прекратится. «Во время восстания на Майдане, спустя 22 года после обретения независимости, вы, украинцы, сказали: «Мы европейцы». Поэтому сегодня я приехал в Украину, чтобы сказать вам: «Мы все украинцы», — эмоционально провозгласил оратор.

Кстати, заметим еще, что всего через несколько часов после начала российской спецоперации, утром 24 февраля 2022 года, украинский президент Владимир Зеленский позвонил Мишелю одному из первых. Возможно, сегодня глава Евросовета стал этаким лоббистом скорейшего решения «украинского вопроса».

То есть вырисовывается вполне четкая картина. С одной стороны, Украина должна получить больше оружия. С другой, готовится финансовое обеспечение захода западных корпораций на Украину. И конечно, всё сопровождается нагнетанием страстей.

Эту мысль выразил, к примеру, глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн. По его словам, остановка западных поставок мгновенно приведет к окончанию украинского конфликта, причем полной победой России. «Если мы прекратим предоставлять в распоряжение украинцев оружие, то боевые действия закончатся. Но на каких условиях? Ужасных условиях: Россия одержит победу», — цитируют его РИА Новости.

Так что не исключено и то, что Шарль Мишель может быть прав в прогнозировании сроков. В том плане, будет ли Запад дальше поддерживать киевский режим, или через указанные 2−3 недели решит, что украинская карта уже битая.

Кандидат политических наук Станислав Бышок считает, что восприятие украинского конфликта западными политиками стало очень субъективным:

— Открытая информация о ситуации на линии разграничения не говорит о том, что ближайшие две-три недели могут стать решающими. Поэтому на ум приходят две другие возможности. Первая — в Европе рассматривают варианты переговоров с Россией, которые в течение ближайшего времени должны дать какие-то результаты. Либо же это просто была фраза, за которой ничего не стоит конкретного.

Принципиальных же перемен в ситуации мы не видим последние полгода.

— Могут ли начаться переговоры между Западом и Россией? Возможно, инициатором станет Берлин, где назначили нового министра обороны?

— Переговоры желательны для всех. А вот в процессе налаживания мостов фигура Бориса Писториуса может быть весьма интересной. С одной стороны, он известен как политик, который нормально относился к России. С другой, он после начала СВО высказывался резко в адрес РФ.

Как человек практичный Писториус понимает, что есть лозунги о необходимости сохранения демократии на Украине и в Европе. Но одновременно, как я предполагаю, он понимает важную вещь: мир не кружится вокруг украинского кризиса. За последние 11 месяцев роль Украины для Европы и мира в целом была сильно преувеличена. Писториус это понимает. Его позиция ни в коем случае не пророссийская, он не готов признавать новые российско-украинские границы. Просто Писториус сторонник смотреть на вещи реалистично, в том числе и с той точки зрения, что украинский кризис может идти долго.

— Кому на Западе больше всего нужно разжигание конфликта?

— На самом деле есть некая психологическая ловушка. На чем основывается убеждение западных политиков, что от судьбы Украины зависит судьба европейской демократии? По большому счету, вообще ни на чем. Но в это можно легко поверить.

Однако одновременно с этой верой существует и известная психологическая зависимость. Чем больше денег и ресурсов вкладывается в то или иное дело, то тем большим кажется его значимость. Создается ощущение, что если дело не выгорит, то небо буквально упадет на землю.

Запад повышает ставки и посылает новое вооружение украинской стороне. Но вряд ли можно выделить каких-то конкретных злодеев, которые разжигают страсти. Политики уже накручивают сами себя. Но по такой логике развивается любой конфликт.

— Ощущение, что Запад своими поставками хочет или заморозить конфликт, или бесконечно продолжать его.

— Украинский конфликт нельзя назвать сегодня замороженным, потому что идет жесткое противостояние, постоянно втягиваются новые ресурсы. И при этом не приходится говорить о том, что какая-то сторона сегодня готова отступить. Видимо, расчет на то, что у коллективного Запада больше ресурсов, чем у России.

Западные политики думают, что если нынешними темпами поставлять оружие Украине, то у России ресурсы рано или поздно закончатся, и тогда у Москвы не будет возможностей или желания добиваться своего.

И одновременно не видно, что украинская сторона может совершить какой-то решающий бросок. Поэтому заявления про две-три недели и выглядят странно.